Павел Сюткин (p_syutkin) wrote in cccp_foto,
Павел Сюткин
p_syutkin
cccp_foto

Categories:

Уроки выживания

Гигантский эксперимент по выживанию. Именно этот жестокий опыт поставила жизнь в блокадном Ленинграде. Он закончился ровно 70 лет назад – 27 января 1944 года артиллерийские залпы в городе впервые означали не боевую канонаду, а праздничный салют. Но до этого было 872 дня во вражеском кольце.
Блокадный хлеб-

Ленинград в те годы действительно был настоящей лабораторией, где история ставила жестокий эксперимент с питанием (вернее, его отсутствием). Сегодня многие факты с трудом и в голове-то укладываются. Поэтому проще – без эмоций.

«Первое: суп из серых капустных листьев – 8 коп., второе: каша из дуранды – 12 коп». Это – меню одной из столовых Ленинграда в декабре 1941 года. Дуранда - это всего лишь жмых, конопляные выжимки. Дореволюционный словарь Ф.Брокгауза и И.Ефрона рекомендовал ее, как "отличное кормовое средство для скота". А что такое ежедневная норма в 125 граммов хлеба и сейчас трудно представить. Вот на фото вверху – мы попытались воссоздать картину тех лет. На электронных весах - порция нынешнего бородинского (пышного и легкого).  Только не забывайте об одном: в состав того блокадного хлеба входили жмых, отруби, соя, целлюлоза. Последняя составляла до 15%. Он был плотным, мокрым, тяжелым. Так, что часто это был просто один кусочек. Вот такой:

7
Порция блокадного хлеба. Автор снимка - Алексей Варфоломеев
«Новая норма хлеба: 125 граммов для служащих и иждивенцев, 250 граммов для рабочих. Наша порция (125 граммов) – небольшой ломтик, как для бутерброда. Теперь мы начали делить хлеб между всеми домочадцами – каждый хочет распорядиться порцией по-своему. Например, моя мать старается разделить свой кусок на три приёма. Я съедаю всю порцию сразу утром за кофе: по крайней мере, хотя бы в начале дня у меня хватает сил стоять в очередях или доставать что-нибудь путём обмена. Во второй половине дня я уже теряю силы, только лежу» (Скрябина Е.А. Годы скитаний: из дневника одной ленинградки).
2
Дополнительные продовольственные ресурсы пытались искать повсюду.  До этого такие продукты не применялись в кулинарии – соя, шрот, костяная мука, белковые дрожжи, альбумин… Из сои в Ленинграде приготовляли молоко, а из ее отходов – биточки, запеканки. Шрот (отходы после переработки масличных семян) – использовался для так сказать вторых блюд. Костяная мука, смешанная с мучной пылью (т.н. смёткой – сметенных отовсюду остатков на мелькомбинатах), также применялась для горячего.  Белковые дрожжи шли на супы и котлеты.
5
Уже с 1942 года у всех фронтовиков на слуху это слово - "ленд-лиз". Американская тушенка поступает в войска.
В Ленинграде о ней могли только мечтать.
6
Зато вот этого "добра" было навалом

Маленькая ленинградская артель «Вкуспром», разработала способ приготовления «растительной икры». В ее состав входили кокосовый жмых, растительное масло, лук и специи – уксус, перец, лавровый лист. Блюдо это содержало нужные человеческому организму витамины. Артель наладила тогда массовое производство этой икры.

В 1942 году Ленснабнарпит командировал своего сотрудника Н.В. Сукача в Архангельск, где тот должен был возглавить экспедицию по добыче морской капусты. Чуть позже по Дороге жизни через Ладожское озеро в Ленинград было доставлено несколько вагонов этого продукта – незаменимого в блокаду источника витаминов и йода. Чего только не делали из нее в столовых – супы, голубцы, запеканки...
Весной и летом 1942 года городские власти организовали массовый сбор лебеды и крапивы. Из нее готовили и пюре, и салаты, и запеканки. Но главным блюдом, конечно, были щи из крапивы. Нередко их варили вместе с лебедой, которая традиционно на Руси шла в пищу в голодные годы. Употреблялась она и в сушеном, и в вареном, и в маринованном виде. Позже щи стали варить из капустных отходов (так называемые хряпы). Они надолго вошли в обиход ленинградских столовых.
3
Нехитрые предметы военного и блокадного быта. Советские и немецкие. Глядя на бутылки, думаете, хоть водка там была?
4
Да, специальная водка. Для танков.


В этот период было выпущено даже несколько книжек – пособий по использованию дикорастущих трав и растений в пищевом рационе населения. Первые два из этих изданий вышли еще 1942 году. Авторы одной из них – научные сотрудники Ботанического института имени В.Л.Комарова, другой – сотрудники университета и санэпидлаборатории Балтийского флота. Целью работы, - пишется в ней, - является «ознакомить бойцов, командиров Красной Армии и Военно-Морского Флота, а также население с малоизвестными дикорастущими травами, которые могут служить прекрасным пищевым средством».

Оладьи из клевера, котлеты из подорожника, жаркое из лопуха, студень из лишайника, кисель из водяной лилии, пюре из мать-и-мачехи, компот из щавеля. Вот она мечта современного вегетарианца! Тогда же эти названия, по словам поэтессы Веры Инбер, способны были «вызвать улыбку, если бы они не были так трагичны».

«Уроки выживания», - наверное, и так можно было бы назвать этот бесценный опыт. Бесценный – потому, что плата за него поистине не имела цены. За годы блокады погибло, по разным данным, до 1,5 миллиона человек. Лишь на Нюрнбергском процессе фигурировала явно не полная цифра в 632 тысячи человек. Только 3% из них погибли от бомбёжек и артобстрелов; остальные 97 % умерли от голода.
Tags: ВОВ, Ленинград
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments